ph
8-812-385-59-20

Санкт-Петербург

ph
8-495-540-53-57

Москва

ph
8-800-333-48-47

Бесплатно по России

Праздник к нам привозят

20 июля 2018 г. 16:00

Краткий рассказ о том, что доставить болельщика до Москвы – это даже не полдела

Опасения и решения: два в одном 

Как консультант в области грузовых перевозок и проектной логистики, я не мог обойти вниманием вопрос транспорта. К сожалению, это общеизвестный факт, что транспортная ситуация в России в сфере пассажирских перевозок оставляет желать лучшего, если речь идет не о Москве или Санкт-Петербурге. Например, в прошлом году я узнал, что из полумиллионной Астрахани, достаточно богатого нефтяного города, улететь можно только в четырех направлениях: в Москву, Сочи (1 раз в неделю), Симферополь и Актау. Вот и все. Остальное – только с пересадкой через Москву.

Не секрет, что любой чемпионат мира – это стрессовая нагрузка именно на транспортную инфраструктуру. Разве что в Катаре в 2022 году проблему можно будет решить, расширив несколько шоссе, но в России необходимо было найти какие-то необычные решения. Как и в Бразилии в 2014 году, и в Мексике, США и Канаде – в 2026-м.

Этим ЧМ Россия показала миру спальные дальнемагистральные поезда. Почти так же, как болельщики на ЧМ-2014 поначалу ужасались мысли, что в автобусе в Бразилии надо провести 8–14 ч, чтобы добраться от одного города до другого, так же и здесь картина «14 часов в поезде» рисовалась в воображении болельщиков чем-то вроде сидячей пытки на не очень электрическом, но все же стуле, и оттого пыткой гораздо более длительной и неоднократно повторяющейся.

Leito, дальнемагистральные автобусы в Бразилии, оказались крайне комфортными. Еще более комфортными и, главное, лежачими предстали перед всем миром наши поезда, в самолетном плане сравнить их можно с первым классом Lufthansa, разве что без шампанского и черной икры. Это для приезжих было открытием не меньшим, чем то, что количество медведей на улицах не соответствует даже количеству полицейских.

И в то время, как авиасообщение, по сути, руку помощи болельщикам на ЧМ не протянуло (но при этом, безусловно, прибыльность у авиакомпаний на этом ЧМ точно была не меньше, чем у перекупщиков билетов. Об этом чуть ниже...), поезда стали ответом на два инфраструктурных вопроса сразу: они были и средством передвижения и отелем (хотя, скорее, хостелом – комната на четырех, она же купе), помогая снять напряжение с инфраструктуры гостеприимства многих городов России, не знакомых с большими мероприятиями. А таковых действительно было немало: в Калининграде, Саранске, Самаре и других городах в дни матчей зачастую нельзя было найти ни койко-места, ни президентского номера. Безусловно, частники, почувствовав прибыль, потянулись стайками на сайты бронирования апартаментов, но все же проблема стояла остро, особенно учитывая, что качество ремонта в большинстве предложений можно было охарактеризовать такими знакомыми любому русскому квартиранту словосочетаниями, как «бабушкин вариант», «наборная мебель 2000-х гг.», «свежий косметический ремонт».

Эксклюзивный сервис для дорогих гостей

За время чемпионата мира мне очень полюбились фанатские поезда, ну то есть те, которые бесплатные и только для болельщиков с билетом на матч.

Вообще до этого последний раз ночным поездом я ездил лет 5 назад и воспоминания о ночевке в поезде остались у меня смешанные, датированные в основном первыми курсами университета, когда съездить домой можно было по схеме «в субботу ночью – поездом домой, в воскресенье ночью – поездом обратно». Так себе график, надо сказать.

Приятно было увидеть, что за прошедшие годы вагоностроение сильно шагнуло вперед и в поездах появился даже кондиционер (было бы совсем замечательно, если бы его можно было регулировать в каждом купе отдельно, но, возможно, этого сделано не было, чтобы не начинались войны между теми, кому дует, и теми, кому жарко), в некоторых даже душ (!), а через туалет стало невозможно увидеть ни рельсы, ни шпалы. Но совершенно фантастической оказалась атмосфера в этих поездах. Ее, как и на улице Никольской в неофициальной фан-зоне Москве, делали не вагоны, а люди. Большое количество болельщиков с разных уголков планеты (я встречал перуанцев, бразильцев, бангладешцев, французов, аргентинцев, колумбийцев – да кого только не встречал!) – это ядерный коктейль бесценного житейского опыта и огненного футбольного задора. А привычка смотреть футбол в баре настолько укоренилась, что на матч все неминуемо тянулись в вагон-ресторан наблюдать за трансляцией со смартфона, как будто там прием сотовой сети, которая вдали от больших городов позволяла смотреть не больше, чем калейдоскоп неподвижных картинок, был лучше.

Идея оградить фанатов от всех особенностей поездок в обычных поездах («вагоны open space», «Вам билет с бельем или без?», «Вы курочку будете? Мама приготовила», «Туалет закрыт, пока мы проезжаем город» и проч.) – это правильная идея. Некоторые «культурные шоки» лучше не переживать: ни гостям, ни нашим соотечественникам. Хотя, надо отметить, РЖД вполне в состоянии удивить и россиян. До этого года все мои поездки на поезде происходили в рамках одного часового пояса. Оказывается, что время отправления всегда указано московское, где бы вы ни были. В общем, в том, чтобы приехать на вокзал в Самаре на час раньше необходимого, ничего сильно критичного нет. По-другому дела обстояли, если Вы были в Калининграде. После матча на вокзале мне довелось встретить немало фанатов, как российских, так и иностранных, которые к своему поезду немного припозднились, причем почти все на одно и то же время. Правда, на билетах везде написано, что время московское, и даже часы на здании вокзала жили именно «по Москве», но это было столь необычно, что привести к другому результату точно не могло.

Гостеприимство по-русски

Но вернемся к поездам. Бронирование по номеру билета было достаточно строгое (в отличие от того же изготовления Fan ID, которое похоже на регистрацию в однушке в Бутово: так же, как можно зарегистрировать 500 мигрантов в одну квартиру, так и на один билет можно оформить любое количество паспортов болельщика). Но и оно оставляет простор для злоупотреблений: если у болельщика два билета на два близких матча, то можно оформить билеты на два поезда даже в один и тот же день: один – это поезд с первого матча, другой – на поезд на второй. Мне довелось забронировать билет на поезд Санкт-Петербург – Нижний Новгород после матча Россия – Египет, он был долгим, и когда вдруг появилось место на поезд побыстрее (12 ч против 16 ч), у меня получилось без проблем забронировать место и на него при помощи билета на матч Аргентина – Хорватия. Безусловно, первый билет я сразу же отменил, но мотивации для этого крайне мало – билеты ведь бесплатные.

И это главная проблема! Это такое свойственное нам избыточное гостеприимство à-la russe. Словно принимая гостей в двухкомнатной квартире, мы отдаем им свою спальню, а сами идем спать в гостиную или на кухню. И не дай Бог потом гостю сказать, что-нибудь вроде: «Право, не стоило так делать, это ведь тебе крайне неудобно, да и накладно. Мы бы спокойно остановились в гостинице, чтобы не создавать неудобств». Такой пассаж смертельно обидит хозяина, который как минимум выругается матом на гостя: «Я тут в лепешку разбился, а ты мне вот так!.. Ах ты …» и дальше ругательства по вкусу. Ровно так, в общем, приветливые и крайне услужливые проводники и официанты реагировали на просьбу поменять не до конца высохшее после недавней стирки постельное белье на чуть более сухое или сотрудники ресторанов на вопрос, скоро ли будет яичница, заказанная час назад.

Поезда действительно работали на пределе, экипажи поездов походили на моряков и без преувеличения уходили в плаванье, не видя «земли» неделями. Но тут и есть важное ментальное отличие: если вы делаете что-то за бесплатно, пытаетесь услужить, помочь, то как кто-то вообще может требовать качества или быть недовольным?! Дареному коню в зубы здесь смотреть не принято, даже если вы стоматолог. Для иностранцев это по-прежнему был сервис, услуга, по качеству которой можно и нужно корректно предъявлять претензии, если есть к чему. И то, что услуга бесплатная, не делала их сколь-либо снисходительными в отношении ее качества.

При этом надо отметить, что общее качество обслуживания было высоким. Претензии случаются везде, где вы оказываете хоть какую-либо услугу, на них просто надо реагировать по-другому.
Вторая сторона бесплатности – необязательность. Поезда были в дефиците: и фанатские, и обычные. Но фанатские ехали отнюдь не всегда заполненными: зачем отменять билет, если он бесплатный? Дисциплина и так не очень ответственных болельщиков страдала. Причем после матча гораздо чаще, чем до, прямо пропорционально степени их опьянения. Отменить билет несложно и он, как и для обычных поездов РЖД, достаточно оперативно возвращается в систему. Но отменяли мало.

Если бы билет стоил каких-то денег и деньги бы возвращали при отмене, то, можно думать, эта проблема не была бы до такой степени насущной, что ближе к середине чемпионата сотрудники транспортной дирекции начали обзванивать пассажиров с просьбой подтвердить поездку.

И потом, почему бесплатно? Помочь фанатам? Может ли стоимость купе на поезде Москва – Саранск или Самара (около 1 тыс. и 1,5 тыс. руб. в одну сторону) стать огромной статьей расходов для иностранных болельщиков, отдающих от 6,3 тыс. до 12,6 тыс. за один билет на матч группового этапа (официальная стоимость билета на финал доходила до 66 тыс. руб.). Сначала даже подумалось, что будь это не убыточная «помощь», а услуга с пусть и минимальной, но нормой прибыли, то ее можно было бы оказать в большем объеме, снизив дефицит (идея эта находила почти единогласный отклик у иностранных гостей, а вот российские болельщики не были столь единодушны). Возможно, нет, так как дополнительных поездов сделали большое количество – РЖД отчитались о рекорде в 45 поездов в день – а, как известно, составы не берутся ниоткуда и не исчезают в никуда. Особенно в высокий летний сезон. Такой вот закон сохранения вагонов заставляет задуматься о том, сколько отмен регулярных поездов случилось за время чемпионата, доставив неудобства россиянам за, в общем-то, их же как налогоплательщиков счет. Бесплатность поездов в условиях полного владения АО «РЖД» со стороны государства так или иначе на определенном этапе превращается в финансирование из бюджета. Поэтому суть и смысл этой субсидии остались не до конца очевидными.

Неудобства для россиян, оставшихся вне футбольного праздника, остались бы и при платном проезде на фанатских поездах, но тогда это можно было бы мотивировать, помимо высокой цели достойного проведения турнира, вполне осязаемой экономической выгодой. Мы отменили те поезда, что мало заполнены и приносят убытки, чтобы организовать более высокодоходные перевозки фанатов – логика достаточно спорная в разрезе социальной ответственности государственной монополии, но допустимая в рамках логики коммерческого АО, в форму которого эта монополия облачена.

Страна победившего spasiba, или трудности перевода

Но не будем слишком долго размышлять над тем, что могло бы быть, гораздо интереснее смотреть на то, что было. Что до сервиса, то он в фанатских поездах был, и был качественным, да еще и адаптированным для иностранных гостей: вы когда-нибудь видели переводчика, прикрепленного к каждому проводнику?! Вот и я нет.
В поездках на обычных поездах, которые тоже были забиты фанатами, эту роль на себя иногда брал я.
Проводница поезда Москва – Самара, увидев мой номер места, предложила пересесть:
– Садитесь на девятое место, там у нас россиянин, а то у Вас в купе этот, как его…
– Иностранец? – уточнил я.
– Да, по-русски совсем не говорит, – кивнула проводница.
Я мысленно представил, как весело этому туристу было садиться в поезд и какой стресс это был для девушки, и решил ее приободрить:
– Вы не переживайте, я с ним справлюсь!
– Вы на их языке говорите? – в девушке просыпалась надежда.
– Вероятность есть, но от языка зависит, – старался не разрушать ее надежд, но и не слишком обнадеживать я, в конце концов, встретить в купе можно было любого зверя.
В купе оказался прекрасный бразилец, мы обсудили матч Россия – Испания, с которого прямиком на поезд сел я, потом предстоящий матч Бразилия – Мексика.
А потом появилась проводница с меню. Даже я с недоверием отнесся к ее появлению: мне уже предлагали и подстаканники по 1,6 тыс. и Забивак по схожей цене. Бразилец замахал руками сразу. Девушка сказала, что у нас в стоимость включен завтрак. «У1 на билете!» – как заядлый железнодорожник воскликнул я и кивнул головой, взяв меню. На завтрак в поезде предлагали жюльен, бефстроганов и схожие блюда. Я объяснил своему компаньону, что опасаться не стоит, напротив, есть шанс бесплатно, да еще и так нетривиально позавтракать. Он кивнул, взял меню и выбрал что-то себе. Проводница ушла, чтобы вернуться через 15 секунд. «У Вас так хорошо получилось ему объяснить, Вы не могли бы помочь мне в следующем купе?» – немного виновато спросила девушка и улыбнулась.

Я почувствовал, что таким образом может случиться, что я обойду весь поезд, 16 вагонов, но отказать не смог. Мексиканцы были повержены мной столь же быстро, сколь и мой бразильский товарищ. На счастье, оставшиеся два купе оказались русскоговорящими, а слава обо мне за пределы вагона № 7 не разошлась. Поэтому я спокойно и благополучно вернулся к себе.

Встреченные мной (да и не только мной) иностранцы часто жаловались, что мало россиян хоть как-то понимают и/или говорят по-английски. Некоторые из них сами разговаривали на нем не вполне уверенно, но проблема была. Притом что иностранный язык изучают у нас почти в каждой школе, прикладную ценность видит в этом редкий школьник. Хочется надеяться, что этот чемпионат мира даст толчок к осознанию того, зачем иностранный язык нужен. По крайней мере, пытаясь изъясняться с болельщиками хоть как-то, многие наши соотечественники выглядели смущенными и немного виноватыми от своих не вполне обширных знаний.

С другой стороны, обедая в Казани с моим аргентинским товарищем, мы натолкнулись на крайне позитивное открытие. Вся коммуникация с официантами велась мной, но тут он оживленно начал объяснять мне, что я не знаю, как правильно пить Fernet Branca, и ринулся к бару. Каково же было и мое, и его удивление, когда девушка за баром начала говорить с ним по-испански и сделала нам прекрасный коктейль с колой по его рецепту. Мой друг чуть не заплакал: так хорошо было поговорить с кем-то на родном языке после уже двух недель скитаний по России.

Альтернативные маршруты

Таким образом, в общем и целом РЖД на этом ЧМ сыграли роль не только спонсора турнира (во многих смыслах этого слова), но и обеспечили, чтобы праздник футбола удался.

А что же с авиакомпаниями? Во-первых, сложилось впечатление, что главный перевозчик страны не сильно озаботился расширением своей и так обширной географии полетов: в основном на сайтах агрегаторов были заметны чартеры игроков сильно поменьше. Они молодцы, но притом что почти половину рынка формируют не они, можно ли было ожидать от них чудес? «Аэрофлот», помимо перевозок национальных команд, отчитался о запуске прямых рейсов между городами – организаторами турнира: Волгоградом, Казанью, Екатеринбургом, но ни Москвы, ни Санкт-Петербурга в этом списке не было. Учитывая уже отмеченную ранее инфраструктурную проблему в сфере гостеприимства, многие болельщики предпочитали возвращаться «на базу» в Москву, поэтому такая стратегия оказалась довольно спорной.

Аэропорты также не справлялись. Можно вспомнить Калининград, где регистрация на рейсы начиналась только за 1 ч 50 мин. до вылета, при этом в очереди на стойку на твой рейс к этому моменту еще стояли люди в ожидании регистрации на рейс предыдущий.

А во многие города добраться поездом в разумный срок было невозможно. Вкупе с политикой продаж ФИФА, когда билеты на матч можно было купить и за день-два до матча, цены на самолеты выглядели запретительными: 26 тыс. руб. из Москвы до Екатеринбурга и обратно? 74 тыс. до Сочи и обратно из Санкт-Петербурга на матч сборной России? Да, «Аэрофлот» обещал возить болельщиков сборной России за 5 руб. К их чести, билеты из Москвы в Сочи были доступны и за несколько дней до вылета. А вот из Санкт-Петербурга вариант был только за 74 тыс. руб., из Казани – за 56 тыс. руб.

В условиях дефицита провозных мощностей и высоких цен болельщики проявляли креативность: доехать до Нижнего Новгорода на поезде, чтобы потом добраться до Саранска на такси за 5 тыс. руб.; уехать из Самары на такси до Ульяновска за 7 тыс. руб., чтобы улететь в Москву не за 26 тыс. руб., а за 2,5 тыс., долететь до Ростова из Санкт-Петербурга за 11 тыс. руб. вместо 74 тыс. и потом доехать до Адлера на ночном поезде (том самом, с душем в шестом вагоне – 150 руб. за 20 мин., чтобы с утра чувствовать себя человеком).

К слову о такси, повышенный спрос – это главный лейтмотив внутригородского передвижения и, собственно, главный вопрос, которым стоило бы заинтересоваться ФАС. Еще в начале чемпионата мира Яндекс.Такси в Нижнем Новгороде необычным образом стало стоить почти в 2 раза дороже Gett. Уже через неделю стали стоить они почти одинаково дорого и постоянно. Апофеоз этой истории случился со мной в Самаре, где за поездку длиной 3,1 км и длительностью 9 мин. с меня попросили (и взяли!) 299 руб. В Москве спрос был также крайне повышен. Притом что выйдя на площадь перед отелем «Мариотт» на Петровке в это было сложно поверить: пять такси с яркой рекламой агрегаторов стояли на площадке перед отелем и не пользовались совершенно никаким спросом – он, этот спрос, со стороны россиян оказался крайне эластичным.